Национальный вопрос

В Эстонии тоже есть националисты, в том числе и русские. Но поскольку эстонцы вежливые, а русские — ленивые, то никаких серьезных маршей и митингов здесь не происходит. Та история с переносом памятника и перезахоронением — это обязательно исключение из правил, когда за живое задело конкретно всех. После того как стихийный митинг превратился в погром, на сцену вышла полиция и всех жестко повинтила. На том все и закончилось.

При этом здесь есть свой «Крым» — это северовосточная область с третьим по величине городом Нарва. Если в Таллинне 35% русских, то в Нарве — порядка 80%. В годы передела Союза они хотели устроить себе полноценную автономную республику, даже организовали референдум с понятно каким исходом, но Ельцин их не поддержал, а Великий Объединитель Земель Русских тогда еще работал помощником у мэра Санкт-Петербурга. Вот так Нарва и не превратилась в северное Приднестровье, хотя уровень жизни там, говорят, невысокий. А обвиняют, понятно, эстонские власти — см., например, опрос на русскоязычном ресурсе.

Есть тут даже партия, которая очень условно, но все же считается пророссийской — Центристская партия Эстонии. Левые либералы, как бы странно это ни звучало, выступают за развитие среднего класса. Собственно, вся ее «пророссийскость» — это договор о сотрудничестве с «Единой Россией«, за который сейчас нещадно критикуют ее лидера, по совместительству — мэра Таллинна, одного из идеологов независимости Эстонии. В ответ он сокращает количество русских школ в столице. Вот такая тут реальная политика.

За пределы Таллинна я выбирался всего пару раз, и говорить могу только за то, что вижу в экономическом и политическом центре страны. В сервисе примерно три четверти служащих являются русскими или говорят по-русски. В том числе в этнических: в азербайджанском, вьетнамском, китайском, турецком, тайском и греческих ресторанах я говорил с официантами на своем родном языке. В крупных магазинах вроде центрального Stockmann у продавцов есть бейджики с флагом страны, на языке которой они говорят. У одной девицы я видел аж пять значков: Эстония, Великобритания, Россия, Финляндия и то ли Норвегия, то ли Швеция. Не исключено, кстати, что она — доктор лингвистических наук, например. Найти достойную работу здесь непросто.

Русские кассиры особенно ценят, если с ними говорят на родном языке. Они каждому покупателю говорят tere («здравствуйте» по-эстонски), и когда я вижу на бейдже имя вроде Jelena или Olga, я отвечаю по-русски. Как правило, после этого меня даже охотнее обслуживают — но тут надо понимать, что я обычно оказываюсь в магазинах чисто эстонских районов Таллинна, где угнетаемые чужеязычной обстановкой русские, естественно, рады любому случайному русскому.

Об экономике Эстонии говорит соответствие цен и зарплат, о которых говорят местные русские — навскидку, чем-то похоже на ту картину, которая бытовала в Москве на рубеже тысячелетия. Ходят упорные слухи, что эстам платят больше, но настолько глубоко я в местные традиции не вникал. Учитывая требования к языку (а русские страсть как не любят учить эстонский язык), это вполне может оказаться правдой.

Если судить по комментариям в новостях самого популярного новостного сайта, то лучше по ним не судить, а еще лучше не читать вообще. Старая-добрая «Лента.ру» покажется детским садом по сравнению с тем, какие выражения выбирают тарканы в головах у местных комментаторов. В основном достается Обаме, Евросоюзу, правительству и поравалитикам (молодежь в транспорте нередко обсуждает, кто в какие страны на заработки ездит). В комментариях ясно читается зависть к Москве и желание «назад в СССР». Правда, это я смотрел еще год назад, когда кризис еще не набрал обороты — возможно, сейчас любовь к Путину у местной ваты поумерилась.

Год назад ехал в такси, водители которых и здесь — первейший источник мнений. Таксист, бывший работник крупнейшего колхоза ЭССР, полчаса в красках и числах рассказывал о том, какую страну потеряли. Единственная, говорит, польза от ЕС — заставили снизить кредитные тарифы. А то в начале 2000-х и у них ипотека под 25-30% была нормальным делом. Но производство развалили, и у фермеров конкуренция жестокая теперь, что усугбляется квотами от ЕС и санкциями от России.

Ну и самый больной вопрос — это интеграция. Исторически сейчас идет, наверное, самый крупный непрерывный период независимости Эстонии, и у руля сейчас находятся вполне конкретные реваншисты. Они декларируют понятные цели: эстонцев осталось мало, культуру надо поддерживать, а родной язык — беречь; независимость Эстонии от чужого влияния возможна только при последовательном выполнении этих простых действий. А русские? Их сюда завезли. Хотите тут жить — интегируйтесь; не хотите — в консульстве РФ вместе с гражданством вам дадут справочник «Помощь гражданам РФ, желающим вернуться на родину».

Вслух ничего такого не произносят, но это часто подразумевается — в новостях постоянно появляются скандалы на эту тему. Интересно, вот почему Канада не выгоняет французов и одновременно дублирует государственный документооборот на французском языке, хотя франкофонов там меньше, чем русских в Эстонии?

Если не видели — посмотрите, это реально смешной скетч. Местные горько усмехаются, потому что ролик, конечно, пародийный, но он показывает приоритеты местных властей. Гости-россияне (а с учетом кризиса в этом году россиян в Эстонии было на 10% меньше, причем на традиционный декабрьский сезон приехало почти вдвое меньше обычного) — это серьезный доход и для туристической сферы, и для казны, а с местных русских что возьмешь?

И это только то, что я вижу изнутри. А то, что показывают в России на эту тему, прекрасно иллюстрирует недавний случай: мне позвонила бабушка и между делом посоветовала нам не говорить по-русски на улицах Таллинна. Это было столь неожиданно и радикально, что я даже не сразу нашелся, что ей на это ответить.

 

  • Lilia Dunaevskaya

    Ну, безотносительно, с местных и туристов спрос в плане знания языка действительно разный должен быть же.

    Те же русские, если их перенести в гипотетическую Москву, где 50% населения будут выходцами из Средней Азии, вряд ли согласятся, что вторым официальным языком следует признать таджикский. А если житель Таллина даже не пытается учить эстонский и лайкает видео «Русский оккупант», с какой стати эстонцу под него подстраиваться?

    • Torick

      Неоднократно видел и слышал, как эстонская молодежь говорит друг с другом по-английски, кстати.
      Насчет подстраивания и прочего — согласен, этот вопрос и пытается безуспешно решить «интеграция».

  • emorkovin

    Когда я был в Таллине то у меня сложилось впечатление, что там не очень принято говорить по-русски, так что я обращался на английском. На моём маршруте «Порт-Старый Город-Автовокзал» только 10% речи была русской (не в пример Риги, где больше половина разговоров на русском языке). Мне в связи с этим очень запомнился продавец в сувенирной лавке, в Старом городе. Приветствовал он меня по-эстонски, общались мы с ним по-английски, а прощались уже по-русски.

    • Torick

      Когда я первый раз был еще туристом в Таллинне, я тоже по первой начинал разговор по-английски. На самом деле в сфере именно туристического обслуживания по-русски говорят практически все, так как россияне были на втором-третьем месте по общему количеству гостей Эстонии.