Aliens vs Predator (2010)

Я не фанат ни «Чужих», ни «Хищника». Я не люблю задачки с массой неизвестных. Скоро ли до конца уровня? Сколько монстров надо перестрелять, чтобы они перестали лезть изо всех дыр? Где взять патроны? Идиотские вопросы, которые вообще не должны возникать в приличной игре. Но я пишу это вступление перед тем, как запустить Aliens vs Predator. Потому что я понятия не имею, каким я буду, когда вернусь.

…рывок вперед, разворот на 180 градусов – замираю. Кто проектировал эту угребищную станцию? Тьма кромешная даже там, где изо всех сил светят фонари. Сканер движения верещит и дает точку на десять метров прямо по курсу. Впереди сплошной антрацит… где же ты, зараза… тварь кислот-… есть движение! На балюстраде! Неожиданно включается музыка – чертов бар, ублюдская планета! Жесткий индастриал входит в резонанс с сердцебиением, где-то на периферии зрения отвлекает внимание голографическая стриптизерша. Поднимаю ствол, даю короткую очередь. На абсолютно черном фоне – зеленый всплеск. Что, съела, гадина?! Тварь прыгает в сторону, пять пуль уходят в абсолютное молоко – у-у-у, зараза! Патроны ж не казенные! Раненый алиен с раскрытой пастью бежит прямо на меня, не пытаясь свернуть. Умничка, сразу бы так – зажимаю спусковой крючок и не отпускаю, пока ксеноморф не складывается дымящейся кислотной кучкой на полу. Подводим дебет с кредитом: двадцать пуль на одного чужого. Расход в норме, можно двигать дальше.

«Ты справишься, рядовой?» — риторически спрашивает рация. Рядовой справится. Рядовой еще как справится. Рядовой покажет кислотным такую-то мать и прочих родственников Кузьмы, только дайте добраться до… что за?!!! Стены, перила, ступеньки, стойки – все покрыто кислотой, словно здесь хоронили целый выводок ксеноморфов. С таким объемом ритуальных услуг не справился бы и один человек, однако не видно ни гильз, ни крови, ни прочих антропоморфных следов… что здесь произошло? Глупый, несвоевременный и даже опасный вопрос. У меня есть миссия – и лучше всего придерживаться ее выполнения. На всякий случай напоминаю себе о том, что каждая минута на одной планете с Чужими заметно увеличивает мои шансы загнуться в одном из их коконов. Перехватываю дробовик и уверенно спускаюсь по лестнице.

Пи-пи… пи-пи… пи-пи… ТИНЬК, ТИНЬК! Взгляд на радар – точка сзади, 20 метров – озираюсь, вожу стволом по всем четырем направлениям. Точка пропадает, сканер заводит обычное «пи-пи, пи-пи, пи-пи». Ложная тревога, уже который раз! Кто калибровал эту хрень? Найду – скормлю ксеноморфам.

Внимание привлекают стены с непривычным узором. Ох ты ж елки, это что за неземной дизайн? Стены покрыты черным веществом – вроде слизь, а вроде и твердое. Рубероид? Нет, отвечает сознание, это Чужие. Рация голосом капрала Текилы подхватывает: «Срань господня, да это ж Улей!». Я, может, и тугодум, но сдается мне, это не к добру…

…хреначу прикладом по внешней челюсти тварюги! На железный решетчатый пол она падает уже горящей. Не зря меня обучали обращению с огнеметом! Оп-па – это что за финт ушами? Тварь полыхает, но ползет за мной! Выхватываю автомат и всаживаю очередь прямо в ее черную башку. Ксеноморф взрывается, меня даже слегка отбрасывает…

Ступая по хрустящей корочке мерзостной, но уже безвредной яйцекладки, натыкаюсь на очередной дневник какого-то ученого. «Похоже, все наши теории сходятся. Архитектура Охотников напрямую демонстрирует их ритуальные отношения с ксеноморфами». Что еще за новости? Какие нахрен «Охотники», какие к черту «отношения с ксеноморфами»? Яйцеголовым мало кислотных тварей для изучения, что ли? Проклятая планета…

КОНЕЦ СООБЩЕНИЯ

Морпехи высаживаются на планету для зачистки ксеноморфов. Но, разумеется, не все идет по плану, а в процессе выясняется, что тут еще и Хищники замешаны. Тем не менее, основным противником кампании остаются Чужие. Играть за морпеха по-настоящему страшно. Автомат нещадно мажет, дробовик неинтересен на дальних дистанциях, снайперка долго перезаряжается, огнемет не отбрасывает противника, у смартгана слишком быстро заканчиваются патроны…

Зато помогает частичная регенерация: здоровье делится на три полоски, в пределах каждой жизнь восстанавливается автоматически за пять секунд. Тем не менее, каждые 15-20 минут мне приходилось останавливать игру и снимать напряжение, пару-тройку минут бесцельно изучая новости в Интернете или читая анекдоты. В два часа ночи, ага.

ВХОДЯЩЕЕ СООБЩЕНИЕ

Свет! Как много света! Что это за помещение? За стеклом – пища в белой одежде… это она приказывает мне? Номер Шесть – это я? Пища-в-моей-голове смеется. Что такое «три-ша хел-фер»? Пища-в-моей-голове сильнее. Повинуюсь пище. Пока повинуюсь. Надо убрать свет… стукнуть хвостом по источнику? Сработало. Хорошо. Тьма – друг. Тьма – жизнь. Тьма – мать.

Пища в белом вводит в мою комнату пищу в синем. Она напугана. Пища в синем не любит тьму? Шесть любит тьму. Шесть любит пищу. Шесть прыгает вниз, ням-ням. Вкусно! Вводят пищу в красном. Айййййййййййй! Пища в красном жалит! Больно! Прыгать во тьму, ждать, ре-ге-не-ри-ро-вать! Свет! Огонь! Прыжок на пищу, НЯМ-НЯМ! Что это? Вен-ти-ля-ци-я? Шесть может бежать отсюда! Шесть забирается наверх, но воздух стал сладкий и сонный… Шесть засыпает… пища в белом перехитрил Шесть…

Мигает красное. За стеклом кричит пища, она пахнет страхом. Дверь открыта! Бежать. Пища – хвать! Ням-ням! Куда дальше? Поверхность с красным бугорком. Пища касалась бугорка, и открывалась дверь. Шесть кусать бугорок! Дверь открыта! Новое помещение… за стеклом – Королева! Бугорок? Кусать бугорок! Королева свободна! Бежать в Улей!

Шесть прыгает сверху, сбивает пищу с ног, НЯМ-НЯМ! Шесть убирается обратно во тьму, пока не прибежали остальные, ждет-выжидает. Шесть шипит, глупая пища-одиночка подходит, Шесть прыгает, НЯМ-НЯМ. Пища-в-моей-голове смеется. Что такое «сэм фи-шер»?

Потолок, пол, стены – одинаково. Шесть – вверху, пища внизу. Пища не любит тьму и не знает, где Шесть. Пища – ням-ням! Две пищи – ням-ням по очереди. Хвостом по источнику света, хвостом по бугорку на стене… ТЬМА. ЖИЗНЬ.

Королева зовет. Королеве плохо. Шесть бежит на помощь. Айййййй! Древний Враг! Тяжело убить. Но Шесть справится. Шесть снимет маску с Древнего Врага и выпустит лицехвата. Шесть – умница! Шесть – герой Улья!

КОНЕЦ СООБЩЕНИЯ

В отличие от предыдущих AvP, ползанье Чужого по стенам и потолкам не превращается в аттракцион для смелых духом и вестибулярным аппаратом. Голова не кружится, да и автоматические прыжки, мгновенная смена плоскости и два вида удара здорово помогают в открытом столкновении – например, чтобы убежать или, наоборот, занять позицию для последующего удара в прыжке.

Цели задания, устанавливаемые телепатическим путем, ведут по тем же уровням (они очень большие, так что никакого дежа вю), по которым пробегают и остальные персонажи игры. Несмотря на ментальную связь, принять участие в массовом марафоне ксеноморфов не получится – номер Шесть действует исключительно сам по себе.

Каждый из нас рано или поздно становится Юным Кровью и отправляется на Испытание. Для некоторых оно заканчивается гибелью. Это означает, что они были слабыми, немощными особями, способными лишь на убийство исподтишка. Они не могут, не желают смотреть смерти в лицо, а значит, они не востребованы среди живых. А мы нуждаемся только в воинах. Этот мир нуждается только в воинах.

Молодые братья, отправившиеся на Планету Испытаний, послали сигнал бедствия. Он не предвещает ничего хорошего, но для сильного духом не бывает препятствий. И нет ничего невозможного для истинного Охотника. Я вылетаю незамедлительно.

На орбите замечаю корабль людей. Мы уже сталкивались с этой расой. Ничтожная биомасса, хотя изредка встречаются и достойные воины. На всякий случай расстреливаю корабль и направляюсь на посадку. Сигнал более не поступает, а значит, Юные Кровью погибли… я должен отыскать их и выяснить, достойны они воинских почестей или же оказались слабыми и ненужными нашей расе. Думаю, каждое разумное существо заслуживает такого расследования.

Нахожу первое тело. Оно истерзано, рядом валяется несколько изуродованных Змей. Замечаю несколько черепов – значит, этот Юный Кровью прошел испытание и успел перед смертью стать Охотником. Но на планете обнаружены люди, а значит, правила игры поменялись. Включаю механизм отложенного самоуничтожения на коммуникаторе Юного Кровью и уверенно шагаю вперед.

На меня выпрыгивают Змеи. Как всегда, исподтишка, толпой. Это не воины, это жертвы, пушечное мясо для настоящего Охотника. И еще – причина, по которой Юных Кровью направляют сюда для испытаний. Только одолев коварного, бесчестного врага, сможешь понять честного, благородного противника и выстоять в бою против него.

Змеи шипят и приближаются. Выстрел из плазменного распылителя разносит на кислотные останки одну жертву, мощный удар запястными лезвиями проламывает череп второй. Однако шипение не прекращается. Защищаю лезвиями маску и выжидаю…

…от удара человек отлетает, но не выпускает оружие из рук. Хватаю его одной рукой за шею, другой – аккуратно отделяю голову от туловища. Честный бой – честный трофей. Из-за угла выскакивает еще один. Прыгаю к нему и силой инерции бью лезвиями, целясь в лицо. Но тот вовремя заслоняется оружием, и блок остается не пробитым. Наношу серию мощных ударов, от которой не каждый удержится на ногах – человек продолжает держать оружие перед лицом, и что-то вопит.

Откуда в них столько выносливости и терпения? Быть может, они и впрямь наши дальние родственники, как утверждают некоторые мыслители? Один шаг назад, и бросок копья разрешает дилемму. Неподалеку раздаются голоса – человек все-таки успел позвать своих соплеменников. Включаю маскировку, отталкиваюсь от поверхности и приземляюсь на крышу ближайшего здания. Охота должна продолжаться…

КОНЕЦ СООБЩЕНИЯ

Хищник является чем-то средним между морпехом и ксеноморфом. Он хорош и на расстоянии, и в ближнем бою; обладает инструментами массового и точечного поражения; не регенерирует, в отличие от коллег, зато может быстро их обнаружить. Собственно, все шесть уровней игрок выбирает способ уничтожения противника – залить ли его плазмой издали, швырнуть ли копье, подкрасться в невидимости и заколоть запястными лезвиями, положить ли мины на пути патруля, швырнуть ли диск… Наверное, поэтому игра предлагает его кампанию в третью очередь – с таким выбором управиться не так просто, как кажется.

Вообще, новая Aliens vs Predator настолько самобытна, что сравнивать ее с играми десятилетней давности – бессмысленно, а то и преступно. Ее основы, если уж на то пошло, были заложены пятнадцать лет назад. И то, что они практически не изменились – скорее плюс, чем минус. Ведь в наше время, когда все жанровые полянки основательно вытоптаны, игроку остается уповать лишь на качество при сохранении процесса. И что самое приятное – все это здесь есть: и сбалансированные правила игры, и ее аудиовизуальная реализация.

Но если целенаправленно задаться вопросом сравнения, то я бы вспомнил в первую очередь The Thing (2002). Обе игры, заметно разнесенные во времени, оказались единственными, заставившими меня делать 15-минутные перерывы, чтобы перевести дух и успокоить нервы.