Call of Duty: Black Ops (2010)

Я тьебя сичас убьивать. Мьеееееедленно.
Я тьебя сичас убьивать. Мьеееееедленно.

Превентивно вычеркнем два абзаца, целиком описывающие все сюжетные перипетии Call of Duty: Black Ops, и присмотримся: а ведь седьмая часть Call of Duty, несмотря на горячечный бред сценаристов, тоже про войну и зов долга. Только не какую-то явную войну – горячую ли, холодную ли – а войну маркетологов, где вечным долгом каждого солдата является борьба за рекламные площадки, ураганные налеты со стойками и воблерами на торговые точки и раздувание хайпа в комьюнити и непрофильной прессе (хотя «секретный уровень в аэропорту» уже не повторить, конечно).

Сражение за умы в этом предновогоднем сезоне развернулось яростное, но совершенно непредсказуемое: до самого последнего момента все решали внешние факторы, из которых к разработчикам имело отношение разве что бета-тестирование мультиплеера (и, как следствие, сдержанные обзоры оного в прессе). Куда ценнее для рекламщиков в целом и Бобби Котика лично такие моменты, как недавний провал Medal of Honor (2010), отличные продажи предыдущего шутера от Treyarch (Call of Duty: World at War разошлась 11 миллионами копий) и, разумеется, невероятный прошлогодний успех Call of Duty: Modern Warfare 2. И пока вся видеоигровая общественность с волнением гадала, что же нового подарит жанру седьмая часть знаменитого сериала, ее издатели и разработчики делали ставки: побьет их новый продукт [жизнедеятельности] рекорды продаж или нет. Побил, кстати – 5.6 миллионов копий разлетелись за первые сутки против 4.7 миллионов коробок с MW2.

А начинается все примерно как в Bad Company – минус юмор, шутки, веселье и небанальный сюжет.
А начинается все примерно как в Bad Company – минус юмор, шутки, веселье и небанальный сюжет.

Юные невоспитанники любую Call of Duty между собой называют с этакой нежной транскрипцией: «каловдутие», что в целом обозначает скорее методы маркетологов Activision, нежели качество конкретной игры (если только речь не о продукции Treyarch – тогда все встает на свои места). Больше всего мы боялись, что стереотипы и народная молва окажутся верны, и что горбатого (точнее, продюсера Дейва Энтони) исправит только пронзенный осиновым колом крытый гроб в глубокой могиле. Увы, не зря боялись – CoD: BO уже не просто высасывает из сериала все самое вкусненькое, чтобы как следует испоганить его и выдать свой малоаппетитный вариант; она тщательно пережевывает накопленное за эти семь лет, смешивает получившееся с грязюкой, густо замешивает с многочисленными клише и цитатами из кинофильмов, обрамляет привычным логотипом и вываливает получившуюся массу: отведай, мол, нашей продукции. Тут можно бы и возразить: Call of Duty 1 и 2 тоже не стеснялись «интерактивить» разные эпические ленты сомнительной исторической справедливости вроде разнесчастного «Спасения рядового Райна», «Врага у ворот», «Великого побега» и так далее. Но фишка в том, что Infinity Ward в своих первых играх старательно балансировала между Голливудом и историческими справками, а Treyarch на такие мелочи никогда не заморачивалась: ради зрелищности можно проигнорировать все что угодно, даже если у тебя три советника по историческому вооружению в титрах прописались.

Побег с Байконура больше всего напомнил виртуальный тир а-ля Time Crisis, только за ящиками надо самому укрываться.
Побег с Байконура больше всего напомнил виртуальный тир а-ля Time Crisis, только за ящиками надо самому укрываться.

Я помню, как на форуме разработчиков игр один из отечественных игроделов хвастался: его десятилетний сын придумал сказку, в которой фигурировали космические корабли, Джек Воробей, гигантские гусеницы и черт еще знает что (в целом этот набор лаконично охватывал весь тогдашний кинорепертуар). На мой вопрос, были ли предприняты попытки как-то разгрести эту кашу в голове ребенка, последовало возмущение общественности, мол, детям полезно фантазировать, это развивает и все такое… Как показывает Call of Duty: Black Ops, даже некоторым взрослым следует запретить фантазировать, что уж говорить про детей. И все-таки не обойтись без двух абзацев про сюжет, о котором сами разработчики предупреждают длинным сообщением, начинающимся так: «Действие игры происходит в мире, похожем на Вьетнам, Кубу, СССР и другие реальные страны 1960-х годов».

Русский генерал Драгович в 1945-м похитил действующее химическое оружие с застрявшего во льдах Арктики фашистского корабля, переманил на свою сторону немецкого ученого и теперь хочет захватить весь мир при помощи ракеты, которая сбросит химическую заразу на США. К завшивевшему штампами про Холодную войну «сюжету» присоединяются небольшая линия про голос в голове (жирные такие аллюзии на «Бойцовский клуб», которые угадываются с точностью до раскадровки кат-сцен) и галлюцинации. Вот оно, я понял! Только благодаря галлюцинациям главного героя можно объяснить советский патруль с FAMAS в руках (с лазерным прицелом!) на космодроме Байконур в 1968-м году, божественное появление установки с управляемой ракетой там, где только что был распределительный щит, километры невидимых стен в джунглях и еще массу весьма странных и даже противоречивых фактов. Ситуацию могли спасти совершенно изумительные идеи, способные потрясти и запомниться, но их ровно одна штука: «Десять шагов к свободе» в эпизоде с побегом из тюрьмы. Она гениальна сама по себе, к тому же великолепно озвучена даже в русской локализации (впрочем, можно найти и оригинальный монолог в исполнении Гэри Олдмана). Она чем-то напоминает финальные кадры из Call of Duty: World at War – закройте глаза и не читайте, если собираетесь поиграть – когда Резнов объясняет смертельно раненому главному герою, что они вернутся домой как герои и толкает длинную проникновенную речь. Это однозначно запоминается, но я не готов за двухминутный диалог, каким бы гениальным он ни был, отдать $60.

В остальном же вся одиночная кампания – это один сплошной facepalm и несусветное позорище. Огромные рогатки в исправительно-трудовом лагере «Воркута», развратный двойник Фиделя Кастро, обороняющие Пентагон от зомби Джон Кеннеди с Рональдом Рейганом, установка на подводной базе, посылающая сигналы «спящим» агентам – вы любите, когда вас насилуют в мозг свежими фекалиями за ваши деньги? Единственная сознательная аудитория игры – это та, которая ответит «да».

А начало этого уровня Treyarch подсмотрели в Red Faction. Шахтер убивает вертухая и становится на скользкую дорожку.
А начало этого уровня Treyarch подсмотрели в Red Faction. Шахтер убивает вертухая и становится на скользкую дорожку.

 

Теперь, когда мы убедились, что словосочетание Call of Duty для этой игры является не более чем гарантией коммерческого успеха проекта, предлагаю дальше называть ее так, как следовало бы с самого начала: Black Ops. Но вообще, будь моя воля, я бы назвал ее Singularity 2, даром что издатель у Treyarch и Raven один и тот же. Помимо клюквенности объединяющим признаком служит то, что оба проекта конкурируют за звание «самый прямолинейный шутер 2010»; более того, циркулирует мнение, что BO потянет и на «самый рельсовый FPS в истории игровой индустрии». Даже в старых добрых виртуальных тирах от American Laser Games, где дозволялось лишь кликать левой кнопкой мыши по мафиози, наркобаронам и космическим пиратам, в определенные моменты можно было выбрать, пойти налево или направо. В творении Treyarch уже через полчаса задаешься вопросом: а зачем разработчики вообще разрешили персонажу перемещаться вручную? К чему все эти WSAD’ы? Неужто нельзя было оставить прицел, кнопку стрельбы и возможность надежно прятаться от вражеских снарядов, как в последнем Time Crisis?

И вот так всю игру: «следуйте» и узкая траншея.
И вот так всю игру: «следуйте» и узкая траншея.

Я поясню, в чем проблема. Black Ops, будучи официальным шутером от первого лица в традициях серии, придерживается тех же визуальных маркеров, что и ее предшественники: вот здесь стол, за ним можно укрыться; вот по траншее можно пройти к цели прямо или сбоку; а в тот укрепленный окоп можно спрыгнуть слева, справа или отовсюду. Однако стол оказывается единственным укрытием на всю сцену; проход по траншее сбоку ведет к ураганному огню со стороны противника, вынуждая после загрузки чекпойнта пробовать безопасный путь прямо; что касается окопа – многократный неудачный штурм оного стал причиной, по которой я был вынужден снизить уровень сложности. Меня подвели заносчивость и интуиция: я все еще верил, что есть лишь один относительно безопасный вариант прохождения этой сцены, но моего терпения тупо не хватило перебрать все доступные варианты, так что я пошел путем наименьшего сопротивления. Надо отметить, что с тех пор проблемы с поиском Единственно Верного прекратились: благодаря многолетнему игровому опыту, на «нормале» я смело шел напролом, периодически аккуратно падая за вовремя подставленные укрытия. Количество загрузок с чекпойнтов уменьшилось на порядок.

А еще – много кат-сцен. Слишком много. Компьютерные игры когда-то были придуманы для интерактивной взаимосвязи: игрок нажимает кнопку, программа выдает результат. В Black Ops игрок больше времени проводит в шкуре пацифиста, нежели солдата: во время роликов на движке стрелять запрещено (если вообще управление включено), так что остается лишь скучать и ждать, пока дадут разрешение поплясать на спусковом крючке.

Самая главная загадка игры: зачем эти странные коммунисты подвесили огромную пятнадцатикопеечную монету в кабинете охраны?
Самая главная загадка игры: зачем эти странные коммунисты подвесили огромную пятнадцатикопеечную монету в кабинете охраны?

Пройдя за два, кажется, вечера сюжетную кампанию, я уже было вознамерился расписывать адские муки, ожидающие разработчиков из Treyarch, когда пришла весточка: безбожные лаги мультиплеера починили свежеиспеченным патчем! Я, признаюсь, не фанат онлайновых пострелушек – набегался в свое время и в Quake 2, и в Counter-Strike, когда ее разработчиков еще не купил предприимчивый Гейб Ньюэлл. А вот один мой коллега (спортсмен и большой поклонник шахмат) всерьез утверждает, что если у игры нет мультиплеерной составляющей или извиняющей ее отсутствие жанровой принадлежности к adventure, то она никакой ценности для него не несет. Решающим для меня стал тот факт, что «погонять в колду» и сейчас является вполне пристойным предложением; у моего провайдера, например, самый часто посещаемый игровой сервер – это Call of Duty 2.

Что же увидел я, последний раз собиравший онлайновые фраги в двухлетней давности Rainbow Six Vegas 2? Первое: достойное развитие мультиплеерных игр с огнестрельным вооружением от первого лица. Второе: скорый официальный анонс Call of Duty Online. Третье: невероятную аддиктивность, несмотря на вопиющий дисбаланс.

Я понятия не имею, почему эти бравые ребята смоделированы на качественном уровне фашистов (помните треугольные пальто?) из Call of Duty 2.
Я понятия не имею, почему эти бравые ребята смоделированы на качественном уровне фашистов (помните треугольные пальто?) из Call of Duty 2.

Началось все вполне безобидно: заметив, что данные о персонаже благополучно отсылаются и забираются на некий удаленный сервер, я не забоялся потратить время на настройку своего альтер-эго. Выбрав пункт «Рейтинговый сервер», уже через час я знал о сетевой игре в Black Ops в десятки раз больше, чем до того. И мне хотелось узнать больше, больше, еще больше! Меня отстреливали сквозь железобетонные плиты читеры, на мою голову засылали ударные вертолеты, меня адски лагало – но я не мог остановиться, я снова и снова заходил на один сервер, на другой, на третий.

Весьма вероятно, что геймдизайнеры мультиплеера Black Ops брали уроки у Blizzard Entertainment: иначе бы откуда они знали, как привязать игрока к персонажу, каким образом заставить его продолжать игру, в какую степь направлять его мысль, чем тащить по левелам? Если не обращать внимания на долгие загрузки уровней и периодические обрывы связи с серверами, где хранятся настройки персонажей, то все становится очень похоже на самую известную MMO в мире.

Добро пожаловать на Байконур. До старта ракеты с химическим оружием осталось тридцать минут.
Добро пожаловать на Байконур. До старта ракеты с химическим оружием осталось тридцать минут.

Проблема только одна – не обращать внимания не получится, по крайней мере, в PC-версии. На тот момент, чтобы по-человечески поиграть, мне нужно перед запуском отключать свою звуковую карту (иначе – дикие лаги), что отсекает немало удовольствия от процесса. Затем щелкать по ярлыку, ждать несколько секунд загрузки параметров с сервера (с шансом в 20%, что на этом моменте игра перестанет отвечать на любые запросы), заходить в контракты и выбирать нужный (30%-й шанс, что игра подвиснет на секунд десять; 5%, что зависнет наглухо), потом открывать список игровых серверов и с полминуты ждать, пока в списке не окажется нужный мне (шанс в 30%, что при выборе сервера ничего не произойдет или игра повиснет на попытке коннекта). Еще секунд двадцать – и я наконец-то в самом разгаре боя! Вот только стоило ли оно того?

Возможно. Не исключено, что, продравшись через все эти мучения, я был бы готов погрузиться на час-другой в абсолютную тишину мультиплеерной составляющей Black Ops, если бы не тот факт, что все операции по настройке персонажа, включая одну из главных мотивационных штуковин – контракты – необходимо совершать в главном меню. То есть, выходить с уютного сервера с сыгранной командой и снова подвергаться риску подвиснуть или вылететь. Во время сражений, несмотря на стрельбу и драки, вылетов в систему и подвисаний не было. Обычно бывает наоборот. Есть и еще один важный момент: игра не сохраняет достижения, набранные в битве, до приказа «выйти в главное меню», даже если матч закончен целиком и полностью, даже если на сервере поменялись игровой режим и карта. То есть вот буквально один случайный дисконнект – и плакали те полтора уровня и три тысячи COD-баксов, что я настрелял за прошедший час.

Эпизод с побегом на мотоцикле с шотганом на руле напомнил катание на трайках со снайперской винтовкой в Medal of Honor. Только там это выглядело как-то... адекватнее, что ли.
Эпизод с побегом на мотоцикле с шотганом на руле напомнил катание на трайках со снайперской винтовкой в Medal of Honor. Только там это выглядело как-то… адекватнее, что ли.

Black Ops могла стать [для меня] хорошим, бодрым боевиком – тем самым «ежегодным Call of Duty», если бы ее делали ответственные разработчики, а не привыкшие к индульгенции «пипл схватает» ленивые геймдизайнеры, сценаристы, программисты и тем более художники (вы наверняка наслышаны о, мягко говоря, недостаточно качественной графике игры). Неудивительно, что народная любовь к Infinity Ward (которая, вообще, тоже не сахар – но об этом я отдельно расскажу) обрушивается своей задницей на Treyarch, которые поголовно бездельники и халтурщики. Все их пресс-релизы и заявления напоминают жалкие попытки тяжелораненого пулеметчика отползти с линии фронта к своим, где ему вколят волшебный шприц, и он снова будет скакать по своей дорожке с железным другом. «Мы отказались от бронетехники, потому что хотим дать слово пехоте» — заявил продюсер игры, скопировавший чуть ли не один в один режим «над полем боя пролетает самолет», только слегка поменявший его суть. «Мы взялись за сеттинг Холодной войны, потому что в нем было сделано мало игр» — утверждает автор Black Ops, в которой к реальным событиям относятся ровно два из пятнадцати эпизодов. Чем вообще думали эти люди? Ну, то есть, чем думал Бобби Котик – это понятно, у него работа такая. Но эти-то… с позволения сказать, «разработчики»! Инженеры легендарнейшей Die by the Sword! Творцы самого интересного интерактивного выпуска Spider-Man! Создатели Tony Hawk’s Pro Skater, в конце концов!

Слажали они, будем откровенны. Им поручили развивать великолепный, славящийся сюжетными перипетиями и наисмелейшими поворотами сериал (вспомнил Modern Warfare: ядерный взрыв от первого лица мне потом еще два раза снился!) – а они мало того, что скатились в бред десятилетнего ребенка, так еще и завалили техническими недоработками очень интересные мультиплеерные задумки. Кто скажет им «спасибо»? Два миллиона разочарованных англичан? Старающийся проигнорировать ужасающие лаги автор? Бобби Котик – вот кто скажет «спасибо» Treyarch за новую планку продаж. Погладит по голове, выдаст премию и обрисует новое задание: mappack из двух новых карт для режима Black Ops Zombie к февралю, примерная цена в переводе со всех сетевых валют – двадцать пять баксов. И ведь купят, да еще добавки за отдельную плату попросят!

Это ж Call of Duty: что в прошлый раз прокатило, то в этот раз все рекорды побьет.