Краткое описание мира Assassin’s Creed I и II

У студии Ubisoft Montreal что ни серия, то обязательно хит. Prince of Persia, Rainbow Six, Splinter Cell, Rayman – перечислять можно долго. Однако есть одна игра, которая сумела быстрее всех привлечь внимание как игроков, так и самого издательства Ubisoft. Книги, комиксы, игры для портативных и домашних консолей, короткометражный, а теперь и полнометражный фильм – это все о ней, об Assassin’s Creed.

Креативный директор серии Патрис Дезиле обладает классическим образованием (его отец – директор колледжа) и премией Game Developers Choice Award за игровой дизайн Prince of Persia: Sands of Time. Еще во время учебы в Университете Монреаля он увлекался импровизацией и театральными постановками, читал книги о культуре и религии разных стран. Попалась ему и брошюра о тайных обществах Средних веков, в том числе и доживших до наших дней, – именно она подала Патрису идею для Assassin’s Creed.

Идея эта проста: все сущее — дуалистично. Двойственность присутствует везде: добро и зло, свет и тьма, ассасины и тамплиеры, «историческая» генетическая память и настоящая реальность, атеизм и религия, истина и ложь… Хитрость в том, что в Assassin’s Creed периодически одно становится другим, меняется местами и отделяется вновь, словно вальсирующая пара. «Ничто не истинно; все разрешено», как говорят герои данной драмы.Завязка кажется простой, хотя и не самой банальной даже для видеоигры: главного героя первой трилогии зовут Дезмонд Майлс, он простой бармен и по несчастливому совпадению – наследник одной родословной, очень важной в определенном контексте. Изначально этот контекст знают лишь высокопоставленные сотрудники Abstergo Industries, которые похищают Майлса и объясняют, что им нужна информация из его «генетической памяти». Сознательно он ее отдать не может, а вытащить без участия Дезмонда тоже пока не получается. Невезунчику предлагается компромисс, и поскольку выбор стоит между жизнью и странной штуковиной, в которую Майлсу нужно всего лишь лечь, закрыть глаза и расслабиться, то он делает выбор в пользу физического здоровья.

И уже здесь, на этапе вступительного диалога, проявляется двойная структура Assassin’s Creed: доктор Видик утверждает, что Майлс – ассасин, а тот отрицает: «Я не ассасин… уже не ассасин». При первом прохождении, когда игрок только впитывает информацию с некоторой надеждой отсортировать ее впоследствии, эта фраза ускользает от его внимания, которое сосредоточено на симпатичной блондиночке, разговорах о памяти ДНК и Анимусе. Впрочем, вскоре Люси (та самая блондиночка) напоминает о небрежно оброненной фразе: «Так ты и вправду ассасин? Как Альтаир?». «И да, и нет», отвечает Дезмонд, «я вырос на Ферме».Здесь дает о себе знать новый привет от хитроумного Дезиле: в Assassin’s Creed нет субтитров (разработчики объясняли их отсутствие техническими сложностями, мол, не успели приспособить новый движок), а чтобы понять смысл реплик в полном объеме даже англоговорящему игроку потребуется прослушать диалог несколько раз. Не говоря уже об интонационной расстановке прописных и строчных букв, чтобы понимать разницу между «фермой» и «Фермой». Так что термин «ассасин», который Дезмонд помнит как принятое на его родине обращение друг к другу, воспринимается нео-храмовниками из Abstergo Industries с неприязнью: для них это враждебная фракция, непримиримые конкуренты в борьбе за власть над человечеством. Игроком этот момент, опять же, игнорируется – слишком мало информации для анализа. А что до странного выражения про «ферму», то почему бы в 2012 году не существовать реднекам, сбежавшим из родного амбара ради городской романтики современной цивилизации?

В последующих играх субтитры, разумеется, есть: Патрис прекрасно понимал, что шутка, повторенная дважды, смешнее от этого не становится.Так вот, благодаря Анимусу (та странная штуковина, читающая генетическую память), Дезмонд вспоминает события, происшедшие 800 лет назад с его далеким предком — Альтаиром ибн Ла-Ахадом. Это молодой, но уже опытный воин из сирийской ветки ассасинов-низаритов, возглавляемых Аль Муалимом («учитель» в переводе с арабского). Выполняя указания своего руководителя, он постепенно приходит к выводу, что вера ассасинов ложна, а виноват во всех его неудачах и ошибках сам Аль Муалим, направлявший героя по ложному пути. Заключительный кусок воспоминаний, до которого так охоч доктор Видик, посвящен артефакту под названием «Яблоко», раскрывающий местонахождение других чудесных артефактов. В последнем бою ученик превосходит своего учителя и беспощадно убивает его, а чудом избежавший смерти от рук сотрудников Abstergo Industries Дезмонд идет в свою комнату и обнаруживает, что он теперь обладает «зрением орла», как и его предок, что позволяет прочесть символы на стене, нацарапанные его предшественником собственной кровью.

Действие Assassin’s Creed II начинается через час после событий первой части, причем на этот раз немало экшна проходит в «современной» половинке игры. Так, в самом начале Майлс вместе с блондинкой Люси сбегает из своей тюрьмы с белыми стенами прямо в подполье Ассасинов, к которым, оказывается, принадлежит теперь уже бывшая лаборантка Abstergo Industries. Там ему рассказывают, что Анимус способен передавать своему пациенту навыки его предков (отсюда и «зрение орла» после убийства Аль Муалима), а вторая версия, которую собрали местные умельцы, может делать это еще активнее. Дезмонд забирается в Анимус 2.0 и «вспоминает» события конца XV века от имени другого своего предка, Эцио Аудиторе. Юный флорентинец становится ассасином, заодно выясняя, что к этому обществу принадлежит весь мужской род его семьи, знакомится с различными знаменитостями Эпохи Возрождения, а в конце… встречается с богами. Причем не просто встречается – он выслушивает от них сообщение, предназначенное самому Дезмонду, его далекому потомку!После фразы «WHAT. THE. FUCK.», произнесенной Майлсом вслух, начинаются финальные титры Assassin’s Creed II. Ощущения в этот момент у меня были примерно такие же, как у главного героя. Что за боги? Что они имели в виду, говоря: «Все в твоих руках, Дезмонд»? Что хитромудрый Дезиле такое намутил? А главное – как он собирается это все расхлебывать?

Удивительно, но все эти невероятные события легко вписываются в любой исторический контекст. Патрис говорил, что привязка к реальным временным эпохам – это и благословление, и проклятье. С самого начала был выбран курс на криптоисторию: все, что происходит в играх Assassin’s Creed, либо имеет документальное подтверждение, либо просто ему не противоречит. Как бы ни хотелось сценаристам убить Родриго Борджиа в 1499-м, они вынуждены оставить его в покое (тем более что этот злодей впоследствии отравил себя сам), заставляя героя сделать совершенно неуместный благородный жест. В то же время не существует текстов, согласно которым у Папы Александра VI во время какого-то служения в Сикстинской Капелле в том же году был золотой жезл – следовательно, ничто не мешает вручить его в руки антагонисту. Или вот взять убийство Робера де Сабль из AC: история говорит лишь о том, что он умер при странных обстоятельствах. А ведь на Святой Земле каждый день ассасины кого-нибудь убивали: то купца, то короля – так почему бы не объединить эти две характерные черты? В результате именно Альтаир ликвидирует предводителя храмовников. Впрочем, придраться к нарушениям не так уж сложно – вряд ли я был первым, кто обнаружил исключение из правила «не навреди истории»: смерть сумасшедшего монаха Савонаролы в реальности произошла от асфиксии вследствие повешения, а не от фатальной раны, нанесенной скрытым кинжалом Эцио Аудиторе.Однако учить историю по событиям Assassin’s Creed не рекомендуется. Даже статья про настоящих ассасинов в «Википедии» куда любопытнее вымысла канадских сценаристов. Все мы помним коварство Великого Мастера Ордена ассасинов Аль Муалима, который обманывал Альтаира, утверждая, что смерть девятерых неверных с Запада необходима для очищения родной земли. В действительности он устранял храмовников-конкурентов, прекрасно осведомленных о функции «Яблока». А вот пример из жизни настоящего основателя государства фанатичных киллеров (цитата из свободной энциклопедии):

Ибн Саббах был мастером фальсификации. Иногда он использовал не менее эффективный прием убеждения или, как сейчас называют, «промывания мозгов». В одном из залов Аламутской крепости, над скрытой ямой в каменном полу, было установлено большое медное блюдо с аккуратно вырезанной по центру окружностью. По приказу Ибн Саббаха, один из хашшашинов прятался в яме, просовывая голову через вырезанное в блюде отверстие, так что со стороны, благодаря искусному гриму, казалось, будто бы она отсечена. В зал приглашали молодых адептов и демонстрировали им «отсеченную голову». Неожиданно из темноты появлялся сам Ибн Саббах и начинал совершать над «отсеченной головой» магические жесты и произносить на «непонятном, потустороннем языке» таинственные заклинания. После этого «мертвая голова» открывала глаза и начинала говорить. Ибн Саббах и остальные присутствующие задавали вопросы относительно рая, на которые «отсеченная голова» давала более чем оптимистические ответы. После того, как приглашенные покидали зал, помощнику Ибн Саббаха отрубали голову и на следующий день выставляли её напоказ перед воротами Аламута.

Вот уж воистину: жизнь чудеснее выдумки!К сожалению, выдумкой является и полюбившийся каждому игроку клан Аудиторе. Как бы ни хотелось поклонникам серии верить в существование этих расчудесных людей, но записей о семьи с такой фамилией (переводится с итальянского как «счетовод») не существует. Доменико, Джованни, Марио, Эцио, Клаудиа – все они целиком и полностью выдуманные персонажи. Как следствие, их связи с историческими знаменитостями были нелегитимны, если бы их не вписали туда, куда не дотянулись дневники, публикации и прочие документальные свидетельства эпохи.

Да и про храмовников сплетен и вымыслов гораздо больше, чем истины. Начать с того, что официально они появились на полвека позже секты ассасинов, и загнулись тоже через пятьдесят лет после разгона радикальных мусульман Чингисханом. И даже если они дожили до наших дней в этом противостоянии (действие игры, напомню, происходит в 2012 году), то почему они друг друга не поубивали, владея такими артефактами? Как они и их враги назывались до третьего Крестового похода, если считается, что их противостояние длится с незапамятных времен? Какова их изначальная цель, и зачем они жаждут установить свой Новый Мировой Порядок? Наконец, почему они столь поздно взялись за исследования, все это время финансируя отдельных изобретателей и лишь менее века назад организовав Abstergo Industries?

Тут, кстати, Дезиле решил не конструировать велосипед – он взял за основу Umbrella Corp. и просто переименовал ее. Abstergo («очищающий» в переводе с латыни) занимается всем на свете, делая упор на медицину и биологические исследования. Доктор Видик, по его собственным словам, изучал проблему генетической памяти аж тридцать лет, а спонсором изысканий была либо сама AI, либо та вывеска, под которой корпорация существовала ранее.Земля во вселенной Assassin’s Creed пережила существование как минимум еще одной гуманоидной расы, оставшейся в памяти диких племен под видом богов различных мифологий – с ними-то и разговаривал Эцио в Хранилище под Сикстинской Капеллой. Именно они, аккуратно именуемые доктором Видиком как «те, кто пришел раньше», построили в сердце Африки научно-исследовательский индустриальный комплекс Эдем и создали первых людей. Известно, что для контроля над людьми боги использовали артефакты, получившие название «Частицы Эдема», поэтому за устройствами охотятся и храмовники, и ассасины. В результате древнего катаклизма внеземного происхождения Первая Цивилизация почти полностью погибла, и от нее сохранились лишь разрозненные тайные схроны наподобие того, что Эцио обнаружил под Сикстинской Капеллой. Но до того «те, кто пришел раньше» десятки тысячелетий безраздельно властвовали над Землей и своими искусственно выведенными рабами – людьми. Перелом наступил в тот момент, когда несколько наших предков (предположительно трое) сумели сбежать из этого рая; одна из них по имени Ева прихватила с собой пресловутое «Яблоко».

Вообще, пытаясь осознать концовку Assassin’s Creed II в рамках этого виртуального мира, хочется искренне пожалеть Дезиле. Он ввязался в ту же болотную трясину высасывания из пальца и притягивания фактов за уши, в которую до него угодил Дэн Браун со своим «Кодом да Винчи»: Патрис сплел религиозные выдумки и реальность, воспользовавшись такими распространенными клише, как «боги разных мифологий на самом деле одни и те же существа», «творцы человеческой расы – пришельцы» и «человек – искусственный продукт технически развитой цивилизации». Библейский миф о плоде с Древа Познания Добра и Зла он превратил в историю, в трех словах описываемую как «Ева сперла Википедию», а отдельно взятых исторических личностей поделил на два лагеря: храмовники и ассасины, причем независимо от временного периода их проживания.Игра до самых костей пропитана символизмом, который и стал основной причиной оглушительного успеха игры. Почему? Потому что люди, особенно обладающие начальной эрудицией, обожают символизм, когда одно уже известное понятие, имя или термин получает Особый Смысл в новом контексте. В любой истории достаточно вкрутить с десяток-другой отсылок к мировой культуре, многозначительные парафразы, оговорки и что-нибудь на латыни, чтобы получить на руки немалую фанбазу, готовую выложить кругленькую сумму за дополнительный набор информации по теме в любом ее виде: комикс, игра, полнометражный фильм, альтернативная концовка или наклейка с эксклюзивным логотипом. Доказано телесериалом Lost, подтверждено игросериалом Assassin’s Creed.

Приведу лишь пару примеров. Так, Патрис назвал главного героя первой части Альтаиром («летающий» в переводе с арабского), его фамилия ибн Ла-Ахад переводится как «сын никого», а имя христианской матери его детей – Мария – подозрительно напоминает имя другой очень известной мамочки. Протагониста AC II назвали в тон первому герою: Эцио («орел» в переводе с греческого). С этим связано и то, что оба предка Дезмонда Майлса обладают способностью Eagle Vision («орлиное зрение» в переводе уже с английского).

Кстати, эту особенность унаследовал посредством Анимуса и сам Дезмонд. Люси называет такое наследование Bleeding effect, «эффект кровотечения», возникающий вследствие долгого времени, проведенного в Анимусе. Подозреваю, что имеется в виду параллель со стигматами: истории известны случаи, когда самовнушение религиозного фанатика приводит к тому, что у него открываются «раны Христа» – начинают кровоточить запястья и щиколотки. Проблема в том, что генерируемый Анимусом эффект способен проникать столь глубоко, что пациент в какой-то момент перестает отличать события в реальности от видений из генетической памяти, причем видения эти посещают его безо всякого участия машины. Именно bleeding effect довел «субъекта 16» (неизвестного предшественника Майлса), до сумасшествия, пачканья стен Абстерго и – скорее всего – самоубийства. В Assassin’s Creed: Brotherhood Дезмонд, прибыв на виллу Монтериджони в 2012 году, наблюдает забирающегося на крышу Эцио Аудиторе и следует за ним. Это верный признак того, что бывший бармен тоже съезжает с катушек.Отдельно хочется рассказать про Кодекс. Это, если кто подзабыл или пропустил, дневники Альтаира на тридцати страницах. Кто-то разбросал их по всей Италии, и бедному Эцио пришлось изрядно за ними побегать. В своих дневниках новый Великий Мастер Ордена ассасинов крепости Масиаф (он стал им после дуэли с Аль Муалимом) рассказывает о своих исследованиях «Яблока», о новых изобретениях на ниве смертоубийства, рисует картинки и чертежи, а также записывает собственные мысли об устройстве своей секты в частности и мира в целом. Он рассуждает о том, что истина – она у каждого своя («если много раз громко повторять одно и то же предложение, оно затмит все остальное»), и поэтому «ничто не истинно»; о том что человек – существо слабое, подверженное сиюминутным желаниям, а власть нужно сохранять любой ценой, даже если это пошатнет моральные устои общества; о том, что если бог и есть, то он явно сумасшедший маньяк. Наконец, он ставит под сомнение саму веру ассасинов с ее заповедями и понимает, что это вот недоумение и есть то сокровенное знание, к которому стремятся и рано или поздно приходят все Великие Мастера. Он показывает, что политика — она и в Средние века политика: в реальности хашишшины делились на несколько ступеней, из которых низшая была пушечным мясом, сбродом религиозных фанатиков, аскетами и предельно верными слугами; высшая (не публично, разумеется) отличалась стремлением к материальным благам и комфорту, отрицанием веры, умелой манипуляцией массами и тонким пониманием актуальности момента.

Любопытно, что при зачитывании Кодекса главным героем AC II присутствует Николо Макиавелли, в реальности написавший труд «Государь», в котором детально раскрыты некоторые особо интересные мысли из Кодекса. Патрис Дезиле не устает делать одну криптоисторическую подводку за другой, так что если вам неохота читать средневековые труды, хотя бы ознакомьтесь с творчеством современных сценаристов: изложенные в Кодексе умозаключения кратки, но очень емки. Концентрат для размышления, если позволите.В выстраивании политической «подложки» вселенной Assassin’s Creed плохо лишь одно: Патрис Дезиле в своем бинарном духе назначает одну сторону обязательно хорошей, а другую – безусловно плохой. Если взять нечто общее между уже известными сеттингами серии «Третий крестовый поход» (AC), «Эпоха Возрождения» (AC II) и «Великая Октябрьская Социалистическая Революция» (AC: The Fall), то этой общностью будет социальный конфликт. Та самая дуалистичная структура мира: храмовники против ассасинов, Борджиа с соратниками против разрозненных республик будущей Италии, красные против белых. Теперь понятно, почему известный горе-аналитик Майкл Пактер после выхода первой части предположил, что действие Assassin’s Creed II будет происходить во время Великой французской революции. Там полно знаменитых фигур как политического, так и культурного значения, не говоря уже про социальный конфликт.

Однако Патрис не присваивает тамплиерам и ассасинам метки, по которым можно легко отследить, кто тут добрый, а кто злой: ассасины в белых одеждах конца XII века отличаются строгостью в быту и дисциплиной, однако их наследники в конце XV века больше походят на зажиточный средний класс. Все знакомые Эцио – философы и торгаши: одна владеет самым популярным в республике борделем, другой – огромной виллой, больше похожей на крепость, третий – умами мелкопоместных правителей. В третьем сеттинге все вновь с ног на голову: в России XIX-XX веков храмовников представляет династия Романовых, а главный герой комикса Assassin’s Creed: The Fall оказывается алчущим справедливости социалистом, близким другом Александра Ульянова и наставником его младшего брата, Владимира «Ленина» Ульянова. Интересно, какие метаморфозы ожидают стороны конфликта в Assassin’s Creed III Патриса Дезиле?Увы, в ближайшее время мы этого не узнаем. В июне 2010 года Дезиле объявил о своем уходе из Ubisoft Montreal. В самой студии его поступок объяснили так: мол, человек отработал уже прилично, со своей стороны для AC: Brotherhood он сделал все возможное, самое время взять перерыв. Вскоре, правда, выяснилось, что перерыв он взял с целью триумфального возвращения в канадский геймдев: летом 2011 он возглавил местную студию издательского гиганта THQ.

Жизнь медиавселенной тем временем продолжается – и будет продолжаться, пока ее не загубят по пути к новой концепции, как это уже случилось с Prince of Persia и Splinter Cell (ирония судьбы, кстати: практически готовую версию Splinter Cell: Conviction в 2007-м пришлось уничтожить, начав всю работу с нуля именно из-за схожести получившегося геймплея с Assassin’s Creed). Вероятно, выйдет еще несколько серий про одну эпоху, другую, третью — а там, глядишь, и World of Assassin’s Creed завезут. Она отработает свой пятнадцатилетний цикл, а там и до перезапуска сериала недалеко.

По-моему, нормальный вариант. Как говорится, и храмовники сыты, и ассасины целы.

  • Dirk Digler

    да, серия Assassins Creed это знаковая для поколения PS3/XBOX360

  • lgb

    Со вренём первых частей там какраз и наклепали ещё пачку игр, не обойдя вниманием и французскую революцию и российскую, даже образование США. Где-то между туда даже пиратов и негров-рабов прикрутили, противостоят которым естественно злые испанцы, поработившие почти весь Новый Свет.