По следу Альтаира (Assassin’s Creed, 2012)

В играх «под старину» самое сложное и в то же время интересное – это воссоздать атмосферу заявленного времени и места. Разработчики путешествуют на другой край земли, где записывают тонны, километры и гигабайты разнообразного материала. Но насколько дизайнерам в действительности удается передать если не время, то хотя бы место действия? Мне удалось проверить это на Assassin’s Creed: воспользовавшись оказией, я посетил остатки тех мест, по которым виртуальный хашишшин прыгал восемьсот лет назад.

Иерусалим

Первый раз мурашки по спине пробежали в тот момент, когда я, проплутав около часа по Старому городу Иерусалима, вышел к северным Дамасским воротам. Несмотря на то, что Альтаир по игре попадал в город через Львиные ворота на востоке, я почувствовал именно то, что должен был – доверие к дизайнерам. Я ощутил сходство того, что я видел в игре с тем, что я вижу сейчас. Это чувство усилилось, когда я попал на удобную смотровую площадку, с которой были видны все те горы и возвышения, которые так удачно подвернулись под руку программистам-оптимизаторам – помните, как Альтаир скачет на коне по условному каньону то к одному городу, то к другому?

К мелочам придираться было бы неприлично и просто несоразмерно сложности той цели, которую поставили перед собой канадские разработчики. Поэтому реально крупный недостаток у первой части Assassin’s Creed лишь один – архитектура. Разумеется, сегодня мы не знаем, рвались ли ввысь те минареты, на которые влезал Альтаир ради очередной порции «орлиного осмотра», в те времена. Но мы точно знаем, что, например, ворота императора Адриана состояли из трех арок – и монреальцы, мягко говоря, проигнорировали это знание. Неопытный глаз вряд ли отличит османскую архитектуру от римской.

Впрочем, даже вышеупомянутые Львиные ворота в реальном Иерусалиме мало похожи на виртуальные. И не только потому, что они, как и Дамасские ворота — всего лишь турецкий «новодел». Это просто нечто странное с высокой центральной аркой и двумя башенками с пустыми альковами. Ну да ладно – в конце концов, за столько лет могло произойти что угодно. Изучение выдуманной архитектуры под лупой это действительно что-то маргинальное, да и вообще я тут про ощущения хочу рассказать, а не фактику. А по ощущениям, как я уже сказал, мурашки подтвердили узнаваемость.

Второй раз я вздрогнул, забравшись на крыши Старого города. Случайно обнаружил какую-то железную лестницу, по которой бодро пробренчала группа туристов – ну и решил последовать за ними. Лестница привела меня на небольшую, в общем-то, высоту – метров, может быть, шесть или семь над арабским базаром. Я огляделся, уныло отметил пару изъевших глаза достопримечательностей и отправился бродить по ограниченному пространству. И тут, случайно отметив геометрию крыш и относительное размещение их к стенам города, я словил мощное дежа вю. Не то, чтобы я почувствовал себя Альтаиром, паркурящим по крышам к очередной цели, но я был близок к тому, чтобы отыскать самую высокую башню и определить на ней балку для осуществления Прыжка Веры.

Кстати, о балках. Похоже, что за восемь столетий необходимость в деревянных перекладинах и укреплениях совсем пропала (что подтверждается алюминиевыми листами, что накрывают базар Старого города на уровне крыш). Со смотровой площадки мне удалось отыскать лишь одну торчащую деревяшку сомнительного функционала. По крайней мере, прыгать бы на нее я не стал.В «новом» Старом городе разделение мусульман, христиан, евреев и армян более выражено, чем в AC. Популяционный суп примерно такой же по составу, только консистенция другая. Тем не менее, я не ожидал, что в Иерусалиме арабский базар – настоящий: с громкими зазывалами, наглыми детьми, невозмутимыми продавцами и таскающими на голове подносы грузчиками (очень узкие улочки) – настолько сильно разнится с христианскими торговыми рядами – показушными, сверкающими и категорически бездуховными. Собственно, вот этого как раз в Assassin’s Creed и не хватало, там все какое-то одинаковое по рыночной части.

Акко

В жилой части два реальных города Святой Земли практически не отличались – те же смуглые лица, те же тенистые улочки, те же крыши… другое дело восемьсот лет назад! На столичном солнце ярко сияет купол мечети аль-Акса, отбрасывая лучики своего величия на бедные лачужки арабов, а в главном порту королевства неприступным дворцом вздымаются палаты рыцарей-госпитальеров, окруженные мастерскими генуэзских, венецианских и пизанских ремесленников.

За тысячу лет все это неоднократно разрушалось, засыпалось землей и мостилось новым материалом, поэтому найти в Акко башню-свидетельницу Крестовых походов сейчас невозможно. Стоит отметить, что периметр османских укреплений сильно отличается от того полуострова, на котором сегодня располагается старый город. Судя по тому, что в прибрежных водах торчат обработанные камни и даже остатки башни, Акко потихоньку сползает в воду. Спешите посмотреть, пока еще не все утонуло!

А не утонуло, кстати, на удивление многое. Я ожидал, что найду в старом городе лишь груду камней, но оказалось, что археологи поработали на славу. Свежевыкопанная цитадель госпитальеров с ее величественными пустыми залами и редкими артефактами тех времен вроде колодцев для пресной воды и пары могильных плит, внушает симпатию.

Аудиогид заряжен аж на сорок минут рассказов об этом славном месте, о том, где рыцари обедали, где спали, где располагали больных, где принимали паломников и так далее. И здесь, в одном из залов с высокой готической «розой» я снова увидел знакомые черты того, что я наблюдал в Assassin’s Creed. К сожалению, это было последнее впечатление такого рода. Я прошелся и по секретным туннелям крестоносцев, и по всему побережью, но, видимо, действительно мало чего осталось в Акко от тех времен. К тому же сам городок оказался заметно меньше по размерам, чем его виртуальный аналог (пусть и восьмисотлетней давности).

В Дамаск я по понятным причинам не попал, однако считаю, что поездка даже в первые два города не прошла зря. Как минимум трижды я испытал ни с чем не сравнимое чувство узнавания и какого-то единения, что ли, с Альтаиром. А в ближайшие годы я надеюсь посетить и Венецию с Римом – в том числе и с целью проинспектировать места боевой славы Эцио Аудиторе.